СОЦИАЛЬНАЯ (ЛИЧНОСТНАЯ) ГОТОВНОСТЬ ДЕТЕЙ К ОБУЧЕНИЮ В ШКОЛЕ

Социальная, или личностная, готовность к обучению в школе

представляет собой готовность ребенка к новым формам общения, новому отношению к окружающему миру и самому себе, обуслов­ленным ситуацией школьного обучения.

Для того чтобы понять механизмы формирования социальной готовности к обучению в школе, необходимо рассмотреть стар­ший дошкольный возраст через призму кризиса семи лет.

В отечественной психологии впервые вопрос о существовании критических и стабильных периодов был поставлен П.П. Блон-ским в 20-е годы. Позже изучению кризисов развития были по­священы работы известных отечественных психологов: Л.С. Вы­готского, А.Н. Леонтьева, Д.Б. Эльконина, Л.И. Божович и др.

В результате исследований и наблюдений за развитием детей было установлено, что возрастные изменения психики могут про­ходить резко, критически, либо постепенно, литически. В целом психическое развитие представляет собой закономерное чередо­вание стабильных и критических периодов.

В стабильные периоды развитие ребенка имеет относительно медленный, поступательный, эволюционный характер. Эти пери­оды охватывают достаточно продолжительный отрезок времени в несколько лет. Изменения в психике происходят плавно, за счет накопления незначительных достижений, и внешне часто незамет­ны. Только при сравнении ребенка в начале и в конце стабильного возраста отчетливо наблюдаются те перемены, которые произош­ли в его психике в этот период. Используя возрастную периодиза­цию Л.С. Выготского с учетом современных представлений о гра­ницах возрастов, выделяют следующие стабильные периоды в дет­ском развитии:

—младенческий возраст (2 мес-1 год);

—раннее детство (1-3 года);

—дошкольный возраст (3-7 лет);

—подростковый возраст (11-15 лет);

—младший школьный возраст (7-11 лет);

—старший школьный возраст (15-17 лет).

Критические (переходные) периоды по своим внешним прояв­лениям и значению для психического развития в целом суще­ственно отличаются от стабильных возрастов. Кризисы занимают относительно короткое время: несколько месяцев, год, редко два года. В это время происходят резкие, фундаментальные изменения в психике ребенка. Развитие в кризисные периоды носит бурный, стремительный, «революционный» характер. При этом в очень ко­роткий срок ребенок меняется весь. Критические периоды, по заме­чанию Л.С. Выготского, — это «поворотные пункты» в детском развитии.

В психологии под кризисами имеют в виду переходные периоды от одного этапа детского развития к другому. Кризисы возникают на стыке двух возрастов и являются завершением предыдущего этапа развития и началом следующего.

Кризисы имеют ясно выраженное трехчленное строение и скла­дываются из трех связанных между собой фаз: предкритической, критической, посткритической. Обычно критический возраст оп­ределяют, отмечая кульминационные точки, или вершины кризи­са. Таким образом, если стабильные периоды принято обозначать некоторым временным отрезком (например, дошкольный воз­раст — 3-7 лет), то кризисы определяют по их вершинам (напри­мер, кризис трех лет, кризис семи лет и т.д.). При этом считается, что кризисный период в норме ограничивается приблизительно одним годом: последнее полугодие предыдущего стабильного пери­ода плюс первое полугодие последующего стабильного периода. В детской психологии принято выделять:

—кризис новорожденности;

—кризис одного года;

—кризис 3 лет;

—кризис 7 лет;

—кризис подростковый (12-14 лет);

—кризис юности (17-18 лет).

С точки зрения внешних проявлений критические периоды имеют ряд особенностей.

Во-первых, следует отметить неопределенность, размытость гра­ниц, отделяющих кризисы от смежных возрастов. Трудно опреде­лить начало и конец кризиса.

       Во-вторых, в эти периоды происходит резкое, скачкообраз­ное изменение всей психики ребенка. По мнению родителей и вос­питателей, он становится совершенно другим.

В-третьих, развитие в критические периоды часто носит негативный, «разрушительный» характер-По мнению ряда авто­ров, в эти периоды ребенок не столько приобретает, сколько теря­ет из приобретенного прежде: угасает интерес к любимым игруш­кам и занятиям; нарушаются сложившиеся формы отношений с окружающими, ребенок отказывается выполнять нормы и пра­вила поведения, усвоенные ранее, и т.п.

В-четвертых, в кризисные периоды всякий ребенок стано­вится «относительно трудновоспитуемым» по сравнению с самим собой в смежные стабильные периоды. Известно, что кризисы по-разному протекают у разных детей: у одних — сглаженно, почти незаметно, у других — остро и болезненно. Тем не менее опреде­ленные трудности воспитания в критические периоды возникают в отношении каждого ребенка.

Наиболее ярко «относительная трудновоспитуемость» и нега­тивный характер развития проявляются в симптомах кризиса. Очень важно отличать их от негативных моментов стабильных периодов (детской лжи, зависти, ябедничества и др.), так как причины возникновения и, следовательно, тактика поведения взрослого в том и в другом случаях существенно различаются. Принято выделять семь симптомов, так называемое «семизвездие кризиса»-.

Негативизм. Негативизмом называют такие проявления в по­ведении ребенка, как нежелание что-то сделать только потому, что это предложил взрослый. Детский негативизм следует отличать от обычного непослушания, так как в последнем случае ребенок от­казывается выполнять требования взрослого потому, что он не хочет делать чего-либо или хочет в это время заниматься чем-то другим. Мотив непослушания — нежелание выполнять предло­женное взрослым. Мотив негативизма — отрицательное отноше­ние к требованиям взрослого независимо от их содержания.

Проявления детского негативизма хорошо известны родите­лям. Один из типичных примеров. Мама предлагает сыну ло­житься спать: «Уже поздно, на улице темно, все дети уже спят». Сын устал и хочет спать, но упрямо твердит: «Нет, я хочу гулять». «Хорошо, — говорит мама, — одевайся, иди гулять». «Нет, я спать буду!» — отвечает сын. В этой и аналогичных ситуациях взрослый может добиться нужного результата, изменив свое требование на противоположное. Уговоры, объяснения и даже наказания в этом случае оказываются бесполезными.

Упрямство — второй симптом кризиса. Ребенок настаивает на чем-либо не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он это потребовал. Упрямство следует отличать от настойчивости, когда ребенок стремится что-то сделать или получить какую-то вещь потому, что ему это интересно. Мотивом упрямства в отли­чие от настойчивости является потребность в самоутверждении: ребенок поступает таким образом потому, что «он так сказал». При этом само действие или предмет для него могут и не иметь привлекательности.

Строптивость — третий симптом, наиболее ярко проявляющий­ся в период кризиса трех лет. В отличие от негативизма, стропти­вость направлена не против взрослого, а против норм поведения, установленных для ребенка, против привычного образа жизни. Ребенок отвечает недовольством («Да ну!») на все, что ему предла­гают и что с ним делают.

Четвертый симптом — своеволие, проявляющееся в стремле­нии ребенка к самостоятельности, в желании все делать самому.

Это основные симптомы кризисных периодов. Несмотря на различную направленность (на взрослого, на себя, на нормы и пра­вила поведения), эти поведенческие проявления имеют одну и ту же основу — потребность ребенка в социальном признании, стрем­ление к самостоятельности. Наряду с основными, выделяют еще три дополнительных симптома кризиса.

Это протест-бунт, когда все поведение ребенка приобретает форму протеста. Он как будто находится в состоянии войны с ок­ружающими, постоянно происходят детские ссоры с родителями по любому, порою совершенно незначительному поводу. Склады­вается впечатление, что ребенок специально провоцирует конф­ликты в семье. Обесценивание может проявляться по отношению к взрослым (ребенок говорит им «плохие» слова, грубит) и по отно­шению к любимым прежде вещам (рвет книжки, ломает игрушки). В лексиконе ребенка появляются «плохие» слова, которые он с удо­вольствием произносит, несмотря на запреты взрослых.

В семье с единственным ребенком может наблюдаться еще один симптом — деспотизм, когда ребенок стремится проявить власть над окружающими, подчинить своим желаниям весь уклад семейной жизни. Если в семье несколько детей, этот симптом проявляется в форме ревности к другим детям. Ревность и деспо­тизм имеют одну и ту же психологическую основу — детский эгоцентризм, стремление занять главное, центральное место в жиз­ни семьи.

Негативная симптоматика наиболее полно и подробно описана в отношении кризиса трех лет. Практическая работа с детьми

показывает, что перечисленные симптомы в той или иной степени свойственны всем критическим возрастам, но при этом они имеют различные внутренние механизмы. Так, своеволие в. трехлетнем возрасте основано на осознании себя как субъекта деятельности, когда ребенок понимает, что именно сйн является причиной тех или иных изменений, появившихся в результате его действий. При этом способность анализировать свои возможности и предви­деть результаты своих действий в этом возрасте развита еще очень слабо , поэтому трехлетний ребенок часто требует невозможного. Уговоры и убеждения здесь бесполезны, так как малыш еще не может осознать всех условий ситуации и не может рассуждать логично. Тактика поведения взрослого в этот период заключается в том, чтобы переключить внимание ребенка на другую деятель­ность или привлекательный предмет, отвлечь его. Это возможно, так как внимание в трехлетнем возрасте еще очень неустойчиво.

В старшем дошкольном возрасте стремление к самостоятельнос­ти — своеволие — основано на осознании (правда еще ограничен­ном) своих возможностей и опирается на достаточно обширный индивидуальный опыт ребенка. С помощью взрослого старший дошкольник может анализировать свои действия и их результа­ты, делать логические выводы. В работе с детьми 6-7-летнего возраста надо не запрещать, а убеждать. Нужно предоставить ребенку возможность действовать самостоятельно, предваритель­но обсудив с ним способы действий, научив тому, что он еще не умеет, но очень хочет делать.

Чувство ревности в трехлетнем возрасте еще неосознанно. Ре­бенок не позволяет подходить к своей маме другим детям, гово­рит: «Моя мама!». В старшем дошкольном возрасте ревность воз­никает на основе осознания изменений отношения к себе взрос­лых и своего места в семье при рождении другого ребенка. Внешние проявления ревности в старшем дошкольном возрасте могут быть менее заметны, чем в три года. Ребенок становится плаксивым, капризным, подавленным, неуверенным в себе, у него появляются страхи, повышается тревожность.

Известный психолог Л.И. Божович отмечает, что негативное поведение детей в критические периоды говорит об их фрустри-рованности*. Известно, что фрустрация возникает в ответ на ог раничение каких-то значимых для человека потребностей. Следо­вательно, на стыке двух возрастов наиболее остро и болезненно переживают кризис дети, у которых не удовлетворяются или даже активно подавляются их актуальные потребности. | Уже с первых дней жизни у ребенка имеются некоторые пер­вичные потребности. Неудовлетворение какой-либо из них вызы­вает отрицательные переживания, беспокойство, тревогу, а их удовлетворение — радость, повышение общего жизненного тону­са, усиление познавательной и двигательной активности. В про­цессе развития происходят значительные изменения в сфере по­требностей, которые наиболее отчетливо проявляются к концу каждого возрастного периода. Если взрослые не учитывают этих изменений, а система их требований ограничивает или подавляет потребности ребенка, у него возникает состояние фрустриро-ванности, что, в свою очередь, приводит к тем или иным негатив­ным проявлениям в поведении. Эти противоречия в наибольшей степени обостряются в переходные периоды, когда происходят резкие, скачкообразные изменения всей психики. Поэтому причи­ны негативного поведения в кризисные периоды нужно искать в социальной ситуации развития ребенка, в его отношениях со взрослыми, прежде всего — в семье.

В переходные периоды детского развития ребенок становится относительно трудновоспитуемым потому, что система применяе­мых к нему педагогических требований не соответствует новому уровню его развития и его новым потребностям. Иными словами, изменения педагогической системы не поспевают за стремитель­ными изменениями личности ребенка. Чем значительнее этот разрыв, тем острее протекает кризис.

Кризисы, в их негативном понимании, не являются обязатель­ными спутниками психического развития. Неизбежны не кризисы, как таковые, а переломы, качественные сдвиги в развитии. Кризи­сов совсем может не быть, если психическое развитие ребенка складывается не стихийно, а является разумно управляемым про­цессом — управляемым воспитанием.

Психологический смысл критических (переходных) возрастов и их значение для психического развития ребенка заключаются в том, что в эти периоды происходят наиболее существенные, гло­бальные изменения всей психики ребенка: меняется отношение к се­бе и другим, возникают новые потребности и интересы, перестраи­ваются познавательные процессы, деятельность ребенка приобре­тает новое содержание.  

 Следо­вательно, на стыке двух возрастов наиболее остро и болезненно переживают кризис дети, у которых не удовлетворяются или даже активно подавляются их актуальные потребности.  Уже с первых дней жизни у ребенка имеются некоторые пер­вичные потребности. Неудовлетворение какой-либо из них вызы­вает отрицательные переживания, беспокойство, тревогу, а их удовлетворение — радость, повышение общего жизненного тону­са, усиление познавательной и двигательной активности. В про­цессе развития происходят значительные изменения в сфере по­требностей, которые наиболее отчетливо проявляются к концу каждого возрастного периода. Если взрослые не учитывают этих изменений, а система их требований ограничивает или подавляет потребности ребенка, у него возникает состояние фрустрированности, что, в свою очередь, приводит к тем или иным негатив­ным проявлениям в поведении. Эти противоречия в наибольшей степени обостряются в переходные периоды, когда происходят резкие, скачкообразные изменения всей психики. Поэтому причи­ны негативного поведения в кризисные периоды нужно искать в социальной ситуации развития ребенка, в его отношениях со взрослыми, прежде всего — в семье.

Появление в поведении Ребенка симптомов кризиса говорит о том, что он перешел на более высокую ступень.